Встреча с американцем

Автор:
В тот сентябрьский день ветер неожиданно «сдернул» тёплую воду с поверхности моря у моего любимого охотничьего места — мыса Монастырский, между Партенитом и Артеком. Но коли пришёл — делать нечего, надо лезть. Гидрокостюмом, ясное дело, тогда я не заморачивался — они были дороги, да и таскать с собой в отпуск такую тяжесть… В общем, где-то сразу после обеда решили с напарником, что вот сейчас ещё один заплыв — и всё, баста, уходим. Тем более что по холодной воде рыбы на солидную уху я уже набил.
Итак, лезу в эту не по сентябрьски холодную воду в последний раз. И плыву к к скалистой вертикальной стенке береговой линии рядом с нашей стоянкой. Тактика там простая: надо поднырнуть чуть поглубже стаек зеленух, вечно там пасущихся, и плавно выйти на них из-за поворота. Если они окажутся выше, всё равно инстинкт подталкивает их уходить вдоль стенки вниз, в поисках убежища в щелях или зарослях на дне. И тем самым иногда очень удачно подставлять свой профиль под выстрел.
На этот раз очень крупная зеленуха меня изрядно помучила, но проснувшийся азарт не позволил мне отступиться, хоть дрожь уже сотрясала так, что кажется зуб на зуб не попадал. Но вот наконец она попалась, беспомощно забившись на гарпуне…
Мне уже не хотелось возиться с зеленухой, пересаживая её на кукан — хотелось скорее на берег. Быстренько подтянув линь и ухватившись рукой за гарпун с подбитой зеленухой, разворачиваюсь к родимому камню. И тут вижу почти под собой этого сверкающего чешуёй красавца… Он шёл на пересекающихся со мной курсах, только на глубине метров семи или восьми. И явно меня видел. Однако и не подумал там ускориться или вильнуть в сторону. Да он меня просто не боялся! Показался мне огромным, хотя, понятно, под водой через маску всё кажется крупнее, чем есть на самом деле. Но всё же — он в длину мне ничуть не уступал, да и в рыбьей«холке» был явно более полуметра…
Только что я радовался подбитой зеленухе, и вот буквально секунды спустя готов был её проклинать — и угораздило же её! Лихорадочно начал сдёргивать бедолагу с гарпуна, пересаживая на кукан, затем загонять гарпун в ствол… Поздно! От моего красавца и след простыл.
Раздосадованый, проклиная несчастную и ни в чём не повинную рыбёшку, что помешала мне в самый неподходящий момент охоте на настоящего «зверя», я выбрался на берег. Напарник мой, в охоте участия не принимавший, не очень понял причину моей злости. Да по другому и быть не могло. Ведь это чудо надо было увидеть своими глазами, а так, в спутанном пересказе — ну рыба и рыба. Вон зеленуха тоже немаленькая, больше килограмма поди…
Чуть поостыв, я подумал, что пожалуй оно и хорошо всё вышло. Ну не удержал бы я эту громадину — либо вместе с гарпуном бы он от меня ушёл, либо ещё и с ружьём в придачу. Да ещё и подраненный. Ладно, пусть живёт…
Самое удивительное, что из моего пересказа и местные не смогли определить, кто это был. Просто недоверчиво крутили головами. И только двумя годами позже, в 1982-м, при посещении Севастопольского океанариума, вопрос был снят. Мой визави назывался американский, он же гигантский, окунь. Несколько особей неспешно бороздили простор аквариума, а экскурсовод тем временем вещал нам, что личинки окуня были выпущены в Черном море в конце шестидесятых, но видимо не прижились, так как тут для них оказалось маловато пищи. Прибыли же они к нам из Миссисипи, а вообще рыба проходная, типа «река-море».
Я конечно не выдержал и вступил в дискуссию — мол, если и перемёрли с голодухи, то явно не все. Надо сказать, экскурсовод принял мои слова очень серьёзно, подозвал кого-то из специалистов, и мою историю двухлетней давности «взяли на карандаш»: где, когда, при каких обстоятельствах… В общем, не всё для американцев безнадежно в наших водах — окунь из Миссисипи может выжить!
  • Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Нет комментариев