Чёрный омут

Автор:
Вчера вечером мне позвонил одноклассник. Сообщил, что умер Шура Зимин. Он тоже учился в нашем классе. Он не первый из класса, кого мы потеряли. Но Шурку жаль по-особому. Ничего в его жизни не было настоящего. Не было девичьи поцелуев, не было верных друзей, не было нормальной семьи, не оставил он после себя детей. Кажется, что его-то самого не было…
Шуркин отец совсем молодым погиб в аварии. Мать Анна Федотовна, женщина суровая и властная, растила старшего Шурку и младшего Сережку одна. Братья были очень разными – Шурка застенчивый и спокойный, а Сережка взрывной, как порох. В классе с Шуркой никто не дружил. Учился он на троечки, особого интереса ни к чему не проявлял, спортом не занимался. Мальчишки его в свою компанию не брали.
Шурка был, как бы это сказать… Очень некрасивым. К тому же сильно близоруким. Всегда носил очки в тяжелой темной оправе. А нам же, девчонкам, в 15-16 лет всем принцев на белом коне подавай! Разговаривали мы с Шуркой как с девчонкой, не воспринимали его как парня. Когда мы заканчивали десятый класс, из дома сбежал Шуркин брат. Добрался как-то до Челябинска, где жил дядька, брат отца. Там и десятилетку закончил, а потом рванул в Астрахань и поступил в мореходку. За все это время он ни разу не приехал домой. Иногда только писал своему другу.
После школы мы разъехались кто куда. Правда потом, получив профессии в институтах и техникумах, многие из нашего класса вернулись в родной город. Вскоре мы организовали первую встречу выпускников на квартире одной нашей одноклассницы. Был и Шурка. Он за это время выучился на экономиста и почти сразу его взяли на работу в наш сбербанк.
После теплого «междусобойчика» у Наташи мы уже ночью разошлись по домам. А Шурка задержался. Виктор, Наташин муж, лег спать, а Шурка с Натальей сидели на крылечке и разговаривали. Вдруг раздался звон – это из Наташкиных окон полетели стекла. Проснулся муж, выскочил во двор. Открыли калитку и увидели… Шуркину мать. Она грозно посмотрела на Наташу:
— Не смей Сашку приманивать! Не по себе сук рубишь!
Наташка растерялась:
— Да вы что такое говорите, тетя Аня? Мы же просто одноклассники. Я замужем, вообще-то.
— Знаю я вас, замужних! – Анна Федотовна схватила Шурку за руку и повела прочь. Он не сопротивлялся.
На другой день мы узнали, что произошло ночью. Не знали, что думать, как реагировать. Странно все это. Шурка уже взрослый мужик, а мать, стало быть, следила за ним? Ночью пришла в такую даль!
Потом Шурка начал захаживать к моей подруге, тоже однокласснице. Сначала приходил на почту, где работала Люба, а потом явился к ней домой с букетом. Люба струхнула, помня об инциденте с Натальей, и попросила Шурку не приходить больше. Ведь у неё дома мать и маленький сын. Только погрома ей не хватало!
Потом Анна Федотовна крепко поругалась с соседкой, ей показалось, что та как-то особенно смотрит на её сына. Так и жил Шурка один. Один ли? Точки над i расставил Сергей, Шуркин брат, когда всё же приехал ненадолго в родной город. Домой он даже не зашел, остановился у своего друга. Мать пыталась повидаться с ним, но Сергей отказался с ней разговаривать.
Вечером они с другом выпили, а потом Сергей объявился у Любы. Она всегда была у нас «голубем мира», и Шурку всегда жалела, а не презирала, как многие из нас. То, что он рассказал в порыве откровенности, повергло мою подругу в шок и объяснило странное поведение Анны Федотовны.
Сережку в то лето мать отправила в пионерский лагерь на первую смену. Он сопротивлялся – большой уже, что ему там делать, но мать была непреклонна. За неделю до окончания смены Сережа удрал из лагеря и пешком прошел десять километров до дома. Добрался уже ночью. Решив сделать сюрприз, он не постучал в закрытую дверь, а воспользовался тайным лазом через веранду. На цыпочках вошел в дом. В комнате матери горел ночник. Мальчишка заглянул туда и обомлел: на кровати в обнимку спали мать и Шурка. Совершенно голые. Всю ночь Сережка просидел на лавочке у дома, а утром собрал свои документы, бросил в рюкзак кое-какие вещички и был таков. До этого он попытался добиться объяснения у матери, но она только сказала жестко:
— Как хотим, так и живем! Не нравится? Никто тебя здесь не держит. Вот бог, а вот порог!
Вот такие дела. Сережа пробовал искать помощи, но даже родной дядька не поверил ему. У нас в СССР и секса-то не было, а тут инцест. Да многие и слова такого не слыхали. Чудовищно, ненормально, стыдно, грешно…
Мать Шурки умерла, когда ему было уже за сорок. Через пару лет он женился. Как вы думаете, кого он выбрал в жены? Женщину-пенсионерку, которая ему в матери годилась.
И вот Шурки больше нет. Он ушел к ней, к матери, которая поработила его, толкнула на грязный путь мерзких противоестественных отношений.
  • Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
avatar
Не судите, да не судимы будете, а превратности судьбы непредсказуемы. В лихие годы и пострашнее вещи случались. В голодомор и людоедство, в войну — снохачество или ваш случай. Вдовы и матери — одиночки порой не скрывали сожительства с сыном, говоря — не для того растила, чтоб чужим отдавать. Грехи наши тяжкие…
avatar
Тут такое: сколько людей — столько и мнений… Обществом это — порицается, как нарушение принятых норм морали, а отдельные люди относятся иначе. Ведь мы многого не знаем…
avatar
Вот так вот. Живешь себе, ждешь чуда какого-то, а потом в один момент БАХ и ты мертв. И ты не оставил после себя ничего, лишь труп. Будьте полезны сему миру и вас никто не будет осуждать. И жизнь не пройдет бесследно.