Опаленные души

Автор:
Глава первая
ЧУЖИЕ ДЕТИ

Даша вот уже час ссорилась со Львом. Такого у них еще не было.
Вернувшись месяц назад из дома без выхода, Даша обнаружила через неделю задержку менструации. Вначале она решила, что дело в стрессе, но позже началась паника. Она же не вела монашескую жизнь, спала сразу с двумя мужчинами, которые ненормальны лишь на го-лову. Не выдержав неизвестности, Даша купила тест на беременность. Придя домой, закрылась в ванной.
Правда не заставила себя долго ждать. Она была ужасной. Даша ждала ребенка.
Через час с работы вернулся Лев. Даша сразу обо всем рассказала. Она надеялась на понимание, но встретила отторжение.
– Ты не должна была спать с ними!
– Тогда бы меня убили, пойми это!
Они стояли посреди комнаты и кричали друг на друга.
– Так было бы справедливо по отношению ко мне!
– Считаешь, что я тебя предала?
– Именно!
– Ты брал меня уже не чистой. Тогда ты об этом говорил иначе.
– Мне не нужен чужой ребенок. Сделай аборт и возвращайся ко мне.
Даша опешила от последней фразы Льва. Сказала негромко.
– Потом я могу лишиться возможности иметь детей.
– Лучше буду жить без детей, чем растить маньяка. Пожалуйста, Даша, – Лев попытался обнять Дашу, но она сбросила его руки.
Подойдя к шкафу, Даша достала свою сумку и стала собирать вещи.
– Ты куда? – Лев не ожидал такой реакции.
– Домой.
– Подожди. Давай посидим, все обсудим.
– Нам нечего больше обсуждать.
– Ты готова променять меня на не существующего ребенка. Причем от неизвестно кого.
– Для меня он уже существует, – Даша бросила во Льва подаренное им платье. – Подари его чистой девушке. Не прогадай, пожалуйста, во второй раз.
– Ты не можешь просто уйти.
– Отчего же? Могу и уйду.
– Как же твое желание прожить со мной всю жизнь?
– Не помню такого желания, – фыркнула Даша через силу. Ей хотелось расплакаться, но она приказала себе быть сильной.
Лев подошел, взял ее за руки, заглянул в глаза. Даша хотела и не могла отвести взгляда. Она любила парня, несмотря на только что причиненную обиду.
– Неправда. Я вижу желание в твоих глазах, – Лев хотел поцеловать Дашу в губы, но она снова вырвалась.
– Нам лучше пожить раздельно.
Взяв сумку, пошла из комнаты.

Только войдя в квартиру родителей, Даша дала волю слезам. Сдерживаться дольше она не могла.
– Даша? – из кухни вышла мама.
– Мама, все кончено, – Даша обняла маму.
– Поссорились? С кем не бывает.
– Хуже.
– Он тебя не любит? – женщина гладила дочь по спине.
– Любит.
– Что же ты здесь и вся в слезах?
– Я жду ребенка от мужчины из того дома, откуда меня неожиданно выпустили.
Женщина повела Дашу в комнату. Усадив на диван, села рядом.
– Лев не хочет воспитывать чужого ребенка, – догадалась мать.
– Он считает его будущим маньяком и предложил сделать аборт, – Даша успокоилась, только всхлипывала.
– Ты против аборта?
– Я ведь могу больше не забеременеть. К тому же ребенок ни в чем не виноват.
– Ты сделала правильный выбор.
– Я знаю, но мне очень тяжело.
– Ты любишь Льва?
Даша кивнула.
– Если он примет ребенка, то ты вернешься к нему?
Даша снова кивнула.
– Будем надеяться на лучшее. Опаленные вы теперь души.
– Чем опаленные?
– Всем, что произошло в последнее время. Похищением, жизнью в доме. Страхом смерти.
– Да, мама, я каждый день боялась, что он окажется моим последним днем. Не представляю, как женщины живут там годами.
– Выбора нет.
– Женщин больше мужчин. Они бы могли всех связать.
– Они матери, боящиеся за своих детей.
– Их детям было бы лучше в мире, – возразила Даша. – Сейчас любой ребенок может быть убитым собственным отцом.
– В этом мире сейчас официально женщин с детьми не существует. Возможен страх перед неизвестностью.
– Почти тоже говорила Елизавета Юрьевна.
При воспоминании о ней Даша вздохнула. Раз их с Соней выпустили, значит, женщина убита хозяином дома. Хотя… Даша заметила во взгляде мужчины какое-то подобие теплоты. Возможно, это только ее желание, чтобы Ели-завета Юрьевна осталась жива. Пусть даже в доме без выхода.

Соня жила с Антоном и Гошей.
Перед маленькой девочкой вдруг развернулся огромный мир, знакомый по коротким рассказам мамы. Ей все было интересно, как ребенку, научившемуся ходить. Только в отличие от маленького ребенка, Соня понимала, что такое опасность.
Грустя по жене и матери, Антон с Гошей привязались к Соне. Сразу оба взяли отпуск, чего давно уже не было.
Знакомя Соню с миром, водя ее по зоопарку, музеям, аттракционам, мужчины и сами чувствовали себя детьми.
Девочка постоянно хотела быть на улице. Даже дождь ее не останавливал. Соня полюбила гулять под зонтом.
«Крыша есть, а стен нет», – смеялась девочка.
Сначала мужчины волновались, как Соня поведет себя с чужими людьми. Не будет ли приставать, как привыкла в доме. Опасения были напрасны. По словам Сони, Даша научила ее, что к чужим людям стоит обращаться в крайнем случае. Умная девочка схватывала все на лету. Уж этому научил ее отец, наказывая за неповиновение.
Все было прекрасно, но одно тревожило Ан-тона с Гошей. Необходимо было официально оформить существование Сони. Сейчас для всех любопытных девочка была Антоновой племянницей, приехавшей из деревни в город.
– Вот так и скажем органам опеки, что твой двоюродный брат умер, оставив дочь на брата, – предлагал Гоша отцу.
– Даже не знаю, пройдет ли ложь. Они же будут разбираться по полной программе. Адрес спросят.
– Так нужно купить дом в деревне. Там, мол, и жила сирота.
– Ага, на могилу чью-нибудь людей сводить.
– Не без этого.
– Нет, Гоша. Потом правда всплывет – спрос с нас будет.
– Так не о чем нас спрашивать. Девочку спасли, воспитали.
– Почему правду скрыли?
Гоша молчал.
– То-то же. Еще и обвинят в сокрытии правды. Женщины ведь продолжают жить в доме и умирать.
– Ты прав, папа.
За одним из таких разговоров застала муж-чин Соня.
– Создаю я вам проблемы, – нахмурилась девочка.
– Ничего, Сонечка, – Антон усадил ее на ко-лени. – Мы решим все проблемы. Просто на тебя даже бумаг никаких нет.
– Каких бумаг? – не поняла Соня. – Меня па-па просто так отпустил.
– Когда рождается ребенок, родителям дают бумажку, что он есть. Понимаешь?
– Нет. Я ведь тоже есть.
– Конечно, есть. Нужны еще бумаги для по-лучения различных услуг.
– Кажется, понимаю. Мне через столько лет трудно получить нужные бумаги.
– Очень трудно, но мы их получим. Обязательно.
– Я верю, папа Антон. Мама Лиза тоже всегда выполняла обещания, – по щеке Сони по-катилась слеза. – Я ее люблю.
Антон обнял девочку. Гоша сел рядом.
– Мы все ее любим. Всегда будем любить.

Время отпуска подходило к концу.
Антон искал няню для Сони. Сделать это непросто. Ей тоже нужно будет как-то объяснить необычное поведение девочки.
– Снова воспитательница, – недовольно скривила рожицу Соня.
– Мы не можем с Гошей без работы. Нам нужны деньги для жизни.
– Я понимаю. Только пусть ее не будут звать Екатериной.
– Почему?
– Мою воспитательницу в доме так звали. Она меня не любила.
– Хорошо. Поищу с другим именем, – по-обещал Антон.
Антону с Гошей очень хотелось больше узнать про дом, в котором жила Соня и Лиза. Однако они не хотели причинять девочке боль. Купая ее в ванной, они насмотрелись на отметины этой жизни. Вот и сейчас Антон не спросил о причинах нелюбви Екатерины.
Проблема с няней разрешилась неожиданным образом.

Your text to link...
  • Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Нет комментариев