Анфиса

Автор:
Общество Хранителей Земли поклонялось Богу Яваге. Самое древнее среди религий. Самое скрытное. Оно не привлекало к себе внимания. Никто из людей не знал о нем. В отличие от религии, стремящейся пополнить свои ряды, здесь жили закрыто. За разглашение тайны могли казнить. Иногда всю семью. Членом общества нельзя было стать по желанию. Только родиться, либо удостоиться чести быть избранным Явагой. Только он решал, брать человека извне, или нет.
Было это в России, в девятнадцатом веке. Еще при крепостном праве. Члены общества везде ведь были: среди богатых, среди бедных. Нередко богатый человек – член общества Хранителей Земли – обладал крепостными тоже членами общества. Даже жрецы были среди крепостных. С ними, конечно, обращались так же, как и со всеми, чтобы не вызывать подозрений. Только продавать жрецов обычным людям было нельзя. Их редко продавали.
Жил в деревне помещик по Кагонов Семен Федорович. Он не был членом общества. Жил без жены уже десять лет. Имел дочь Анфису – первую красавицу в округе.
Анфиса выросла девушкой мягкой, доброй, во всем слушалась отца. Была образованной, хотя и училась дома. Семен Федорович не пожалел никаких денег на гувернанток. Однако послать дочь учиться в столицу или в Москву не смог. Не смог расстаться с единственным родным человеком.

Чтобы найти Анфисе жениха Семен Федорович приглашал в дом соседей с сыновьями и племянниками. Послушная дочь присматривалась к молодым людям, прислушивалась к сердцу, но ничего не происходило.
Семен Федорович был недоволен.
«Анфиса, когда ж ты найдешь себе мужа»?
«Не знаю, папенька».
«Чем тебе соседи наши не нравятся»?
«Скучно с ними. Поговорить не о чем».
«Анфиса, Анфиса, останешься ты без мужа. Умру я, не увидев тебя под венцом».
Анфиса обнимала Семена Федоровича.
«Не грусти, папенька. Найду я себе мужа».
«Когда же, дочка, это случится»?
«Скоро, очень скоро».
«Откуда ты знаешь? Или есть кто на примете»?
«Чувствую, папенька, что скоро моя жизнь изменится».
Этот разговор происходил после последнего приема гостей.

Как сказала девушка, так и случилось. Всего через неделю. Только Семену Федоровичу не понравилось произошедшее событие.
Анфиса часто ездила верхом. За отсутствием времени у отца и неимением брата Анфису никто не сопровождал.
В одну из таких прогулок у лошади девушки сломалась подкова. Случилось это, к счастью, возле кузницы.
Анфиса спрыгнула на землю и позвала кузнеца.
«Агафон, подкову смени».
Вместо Агафона из кузницы вышел юноша.
«Где Агафон»? – удивилась Анфиса.
«Он умер, барыня».
«Как умер? Когда»?
«Вчера. Лег спать и умер», – парень перекрестился. Анфиса тоже. Парень хоть и был членом общества Хранителей Земли, но для всех он был Христианином.
«Тебя как зовут»?
«Матвеем, барыня».
«Теперь ты будешь кузнецом»?
«Да».
«Перекуй мне лошадь. Посмотрю, хороший ли из тебя кузнец».
Матвей занялся делом, а Анфиса стала смотреть на парня.
«Красивый парень», – думала Анфиса. – «Жаль, что крепостной. Ему бы родиться благородным. За такого бы я замуж пошла. Сразу видно, что он лошадей любит».
«Готово, барыня».
Анфиса осмотрела работу.
«Хорошо».
Анфиса вскочила на лошадь и ускакала.

Три дня просидела девушка дома. Все это время она часто ловила себя на мысли, что думает о Матвее. Вспоминает их встречу. Хочет вновь его увидеть.
«Что это со мной»? – думала Анфиса. – «Думаю и думаю про Матвея».
Чтобы понять, что с ней происходит, Анфиса решила вновь увидеть Матвея.
Выехав со двора, девушка сразу направилась к кузнице. Подъехав, услышала звук молотка.
Матвей был на своем месте.
Анфиса спрыгнула с лошади.
Услышав, что кто-то подъехал, Матвей вышел из кузницы.
«Барыня, неужели опять сломалась подкова»?
Анфиса молчала. Только пристально смотрела на кузнеца. Матвей тоже смотрел на нее.
Постояв минуту, девушка вскочила на лошадь и ускакала.
Матвей пожал плечами и вернулся к своим делам.
Анфиса едва добралась до своей комнаты.
Увидев Матвея, все сомнения рассеялись. Анфиса влюбилась. Влюбилась в крепостного.
Девушка сидела в кресле и плакала. Она не знала, что теперь делать. Что делать с чувством, которое пришло внезапно; пришло не к тому человеку, к которому должно было прийти; пришло большое, на всю оставшуюся жизнь.
Пока Анфиса плакала и думала о будущем, в дверь постучали.
«Барыня, барин Семен Федорович обедать зовут», — сказала служанка.
«Передай Семену Федоровичу, что я не голодна», — приказала Анфиса.
Служанка ушла.
Вскоре снова раздались шаги. На этот Семена Федоровича.
Отец постучал в дверь комнаты дочери.
«Анфиса, что с тобой»?
«Ничего, папенька. Просто есть не хочется».
«Так не годится. Иди сейчас же обедать».
«Позволь мне остаться у себя».
«Можно мне войти»? – Семен Федорович не отступал.
«Позволь мне побыть одной».
Несмотря на такой ответ Анфисы, Семен Федорович вошел.
«Анфиса, ты плакала»? – Семен Федорович подошел, сел на диван.
Анфиса вытирала слезы, пряча глаза от отца.
«Ничего. Просто маму вспомнила».
«А обедать почему не хочешь»?
«Просто не хочу».
Семен Федорович покачал головой.
«Ты уехала кататься веселая, а вернулась сама не своя.
Анфиса молчала.
Семен Федорович решил не настаивать и вышел из комнаты.

Нелегко было не только Анфисе.
Страдал и Матвей.
После первой встречи юноша ничего не почувствовал. Он был занят подковыванием лошади. Во второй же раз, когда молодые люди смотрели друг на друга, у Матвея возникло чувство. В глазах Анфисы он увидел, что и она любит его.
Родители Матвея заметили перемену в сыне, хотя тот старался вести себя, как обычно.
«Что с тобой, Матвей»? – спросил Макар.
Матвей сразу признался.
«Я влюбился в Анфису».
«Когда ты успел»? – удивился Макар.
«Недавно она проезжала мимо конюшни, и у нее сломалась подкова. Тогда я не обратил на барыню внимания. Через три дня она прискакала вновь. Просто посмотрела на меня и ускакала обратно. Тогда я и влюбился в нее. Кажется, барыня тоже любит меня».
Макар вздохнул.
«Ты ведь знаешь, что вам нельзя быть вместе».
«Знаю, отец. Не по нашим, не по их правилам мы не сможем пожениться».
«Если только Явага разрешит вам это».
«Ему незачем женить нас», — Матвей вздохнул.

Вскоре душу жреца позвал к себе Явага.
Облака. Облака. Облака. Куда ни посмотришь – везде облака, облака, облака. Белые-белые. Облачная пустыня.
Посреди этого облачного царства стояла душа жреца.
Вдруг раздался приятный голос. Нельзя сказать, откуда он. Голос ниоткуда и сразу отовсюду. Душа жреца не вздрогнула от неожиданности. Она ожидала услышать этот голос.
«Жрец, я хочу соединить Анфису и Матвея. Раз они полюбили друг друга, то пусть будут вместе», – сказал голос. Он принадлежал Яваге.
«Но ведь ее отец не согласится на брак».
«Знаю. Ты должен украсть девушку».
«Хорошо, Явага. Я сделаю, как ты хочешь».
Разговор был окончен.
Едва очнувшись, жрец пошел к Матвею и его родителям и все им рассказал.
Матвей очень обрадовался желанию Яваги. Его же родители огорчились. Ведь они скоро должны будут расстаться с сыном, который вместе с Анфисой убежит из деревни. Возможно, идущий день последний, когда они видят Матвея.

Когда усадьба заснула, жрец прокрался к дому Семена Федоровича и Анфисы. Найдя окна комнаты девушки, тихонько постучал.
Анфисе в эту ночь не спалось. Услышав стук, она испугалась.
Встала с постели и хотела идти звать на помощь, но любопытство пересилило страх.
Анфиса подошла к окну, которое было открыто.
«Кто здесь»? – пересиливая страх, спросила девушка.
«Это я, барыня Анфиса, Никифор».
«Что ты тут ходишь, как тать? Поди прочь»!
«Я пришел за тобой».
«Поди прочь, если не хочешь быть выпоротым», – пригрозила Анфиса.
«Барыня Анфиса я должен отвести тебя к Матвею».
«Что ты сказал»?
«Матвей, в которого ты влюбилась и который любит тебя, ждет дома. Вы вместе уедете из деревни. Лошади готовы. Вас никогда не найдут».
У Анфисы перехватило дыхание, забилось сердце.
«Откуда ты знаешь о моей любви»? – в душу закралось подозрение. – «Уж не колдун ли ты, Никифор»?
«Барыня Анфиса, ночь не вечна. Мы должны немедленно идти».
Анфиса задумалась.
«Сейчас я могу сбежать и быть вместе с любимым. Никифор говорит, что нас никто никогда не найдет. Откуда он знает? Колдун. Не похоже. Тогда что ему дает такую уверенность? Кто он такой? Человек, который ни разу в жизни не провинился. С детства не был наказан».
«Барыня Анфиса, поторопись», – прервал жрец размышления девушки.
«Почему я должна тебе верить? Отец пошлет погоню. Где мы укроемся? Ты просто хочешь поссорить нас. Поди прочь, пока я не позвала отца. Тебе будет очень плохо. Ты ведь никогда не был наказан».
«Барыня Анфиса, Бог не допустит, чтобы помешали любящим людям», – жрец уже решил уйти, но тут к окну подошел Матвей.
«Матвей, что тут делаешь»? – нахмурился жрец. – «Я ведь велел тебе ждать дома».
«Я решил помочь тебе, Никифор».
Услышав голос любимого человека, Анфиса решилась на побег.
«Я согласна», – чуть было не прокричала она.
Вернувшись к кровати, девушка оделась быстро, как только смогла. Она первый раз одевалась сама, без служанки.
Подойдя снова к окну, Анфиса обернулась на комнату, в которую ей не суждено было вернуться.
«Прощай, отец», – прошептала девушка и вздохнула.
«Никифор, помогай», – Анфиса полезла в окно.
Никифор помог девушке.
«Где Матвей»? – Анфиса огляделась.
«Ушел домой. Ему нельзя было приходить».
«Иначе бы я не пошла».
Жрец с Анфисой пошли к дому Матвея.
Тот ждал у двери.
«Любимый мой», – Анфиса бросилась в объятия молодого человека.
«Ничего не бойся, любимая», – Матвей повел девушку домой. Жрец пошел за ними.
Первым делом Анфиса перекрестилась на образа.
«Здравствуй, Анфиса», – поздоровалась Аграфена. – «Теперь ты мне не барыня. Меня зовут Аграфеной».
«Здравствуй, Аграфена. Здравствуй, Макар».
«Здравствуй, Анфиса».
«Зачем вы позволили Матвею идти к дому»? – строго спросил жрец.
«Прости, уважаемый жрец», – сказал Макар. – «Мы не смогли его удержать».
Услышав слово «жрец», Анфиса закрестилась и попятилась к двери.
«Кто вы такие»?! – воскликнула она. – «Зачем я здесь».
«Успокойся, Анфиса», – заговорил Матвей. – «Мы ничего тебе не сделаем. Мы принадлежим к тайному обществу Хранителей Земли».
«Вы что, не верите во Христа»? – Анфиса дрожала от страха. Перед ней были совершенно не те люди, которых она знала.
«Мы верим в Бога Явагу».
«Ты же крестился, Матвей. У вас иконы висят».
«Это все для вас, простых людей. Явага разрешает делать все, чтобы скрыть наше общество».
«Зачем я вам»?
«Явага разрешил быть нам вместе».
«Никифор сказал, что нас не найдут. Мне не верится. Где же мы будем жить»?
«В городе у моего дяди. Все будет хорошо, Анфиса. Явага защитит нас», – Матвей подошел к девушке, обнял.
От прикосновения любимого человека Анфиса затрепетала.
«Я хочу быть с тобой, Матвей», – страх прошел. – «Я отрекаюсь от Христа ради тебя».
«Тебе не нужно отрекаться от своей веры. Для всех мы христиане. Мы будем ходить в церковь, как и все. Обвенчаемся. Крестим наших детей».
«Поторапливайтесь, дети. Скоро рассвет».
«Да, уважаемый жрец», – сказала Анфиса. – «Мы еще увидимся с тобой»?
«Нет, Анфиса. Члену общества Хранителей Земли нельзя причинять вред обычным людям. За твое похищение я буду казнен».
«Но ведь ты, уважаемый жрец, всего лишь выполнил приказ своего Бога», – Анфиса погрустнела.
«Это ничего не значит, Анфиса. Из-за меня будет страдать твой отец. За это я буду казнен моим учеником, который станет жрецом».
«Ваш Бог жестокий. Что еще принято в вашем обществе»?
«Матвей расскажет тебе обо всем, как только вы приедете в город. Не грусти, Анфиса. Мне будет хорошо в мире Яваги».
«Пора прощаться, Матвей», – сказала Аграфена.
Матвей попрощался с родителями и жрецом и вместе с Анфисой покинул дом.
Жрец тоже попрощался с Макаром и Аграфеной.
В ту же ночь ученик жреца совершил казнь через повешение и сам стал жрецом.
  • Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Нет комментариев